ЗДОРОВЬЕКРАСОТА

О выборе, естественности и счастье

О тонкостях пластической хирургии нам рассказал Антон Орлов кандидат медицинских наук, ведущий пластический хирург и автор проекта по пластической и реконструктивной хирургии.

Интервью: Надежда Томилова
Фото: Анастасия Беляк @nastya.b.e.l
Локация: Клиника «Реновацио» @renovaciomed

Современная пластическая хирургия – одно из крупнейших достижений медицины. Можно по-разному относиться к стремлению людей менять свою внешность, но нельзя отрицать, что ринопластика или круговая подтяжка тела помогают многим людям почувствовать себя лучше.

– Чем и кому вообще может помочь пластический хирург?
– В данный момент пластическая хирургия – всеобъемлющая и широкая сфера.Это не только увеличение груди, как нам рекламируют по телевизору. Сегодня пластическая хирургия способна на многое. Обычно хороший пластический хирург выбирает себе какой-то конкретный раздел потому, что заниматься всей пластической хирургией хорошо и одновременно уже невозможно, слишком много тонкостей. К примеру, я занимаюсь хирургией тела после: похудения, набора в весе, гормональных изменений, беременности и родов, операционных вмешательств, после которых имеются деформация и дефекты. Я занимаюсь восстановлением, и это не только эстетический, но и функциональный компонент здоровья: ушивание диастаза, пластика грыжи. Я фактически ежедневно провожу данные операции параллельно с пластикой живота,увеличением, уменьшением и подтяжкой груди.

– «Делать человека красивым также важно, как делать его здоровым» – это больше про эстетику или про здоровье?
– Если отталкиваться от определения ВОЗ, то они считают, что здоровье – это состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие каких-либо болезней. Это очень важно понимать. Действительно, зачастую я возвращаю людям здоровье при помощи пластической хирургии, как я уже перечислил, я делаю не только эстетические, но и функциональные операции. Подумайте, насколько важно женщине в возрасте тридцати, сорока с небольшим или, зачастую, после пятидесяти или шестидесяти лет выглядеть нормально. Как это важно иметь возможность раздеваться и спокойно идти на пляж, надевать раздельное купальное белье, носить вещи нормального размера, видеть себя в зеркале полноценным, здоровым человеком в здоровом теле. Зачастую, люди, которые страдают от диастаза, грыжи, большой груди, просто физически не могут заниматься спортом, выполнять какие-то обыкновенные действия, которые мы выполняем каждый день. Соответственно и в отношениях со своей второй половиной у них возникают очень большие проблемы, которые тревожат их изо дня в день.

– Как Вы объясняете то, что такое большое количество людей с нормальным внешним видом стремятся его изменить?
– Ну, во-первых, давайте разберемся, что такое нормальный внешний вид? Для кого-то нормальный внешний вид – это ходить с большой грудью до пояса, а для кого-то нормальный внешний вид – это совсем другое. Критерий нормальности очень сложно понять, поэтому у каждого человека он свой. Представьте, что 20, 30 лет назад, в том же Советском Союзе, пластическая хирургия на таком уровне, на котором она находится сейчас, конечно же, не существовала. Ее просто физически не было. На сегодняшний день, эта возможность появилась – легко изменить свою внешность, и люди начали этим пользоваться, так же как пользуются возможностями стоматологии, косметологических и любых процедур, которые улучшают внешний вид.

– Кстати, о липосакции – «похудеть» стало еще проще. Бодилифт – это новое направление в пластической хирургии или «доработанная версия» липосакции?
– Надо понимать, что липосакция это не способ похудеть. Липосакция все-таки – это способ коррекции фигуры и внешнего вида, но не способ скинуть лишний вес. Конечно, после больших липосакций у меня девушки теряли и до 10 кг, но это уже после того, как проходят все отеки. Ближе к двум месяцам. Зачастую, очень сильно уменьшается живот, образуется талия и формируется силуэт. Бодилиф – это совсем другое направление, другая операция, она никак не связана с липосакцией. Боди – это тело, лифт – это подтягивать. Операция нужна людям, у которых была массивная потеря веса, после которой образовались избытки кожи и подкожно-жировой клетчатки: на боковых областях,животе, спине и тогда мы делаем круговую подтяжку, удаляя излишки. На самом деле – это очень хорошая и очень сложная операция. В нашей стране на хорошем уровне она выполняется единицами, но дает потрясающие результаты в области геометрии тела.

– Абдоминопластика, маммопластика, подтяжка лица и другие операции, связанные с хирургическим вмешательством имеют последствия. Правда, всегда разные. Действительно ли бывают осложнения?
– Любая операция имеет свои особенности. Во-первых: надо понимать, когда человек идет на оперативное вмешательство, он идет не на маникюр.Операция – это травма тканей, после травмы тканей есть период заживления, есть период воспаления, благо, что чаще всего воспаление является асептическим, то есть без инфекции. Поэтому, надо четко понимать и отдавать себе отчет, что любая операция несет за собой и отеки, и гематомы и какие-то скопления жидкости. Обязательно тщательно подготовиться к операции и самое главное – всегда слушать доктора потому, что доктор берет за вас ответственность на себя. Доктор лучше знает, он больше видел таких пациентов. Конечно, после любой операции бывают осложнения, но опять же, что именно считать осложнением? Допустим после массивных липосакции и абдоминопластики скопления жидкости на второй день или через 2 недели это не осложнения. Вариант обильного кровотечения послеоперационного периода – да, осложнение. Бывают и ишемические осложнения, но благо, крайне редко.

– Какая причина является неприемлемой для проведения пластической операции, по вашему мнению? Отказываете ли вы в операции?
– Да я отказываю в операциях. Зачастую ко мне приходят люди с выраженным избытком массы тела и индексом больше 36, иногда 40 – таких пациентов на операции я не беру. К сожалению, такой вес несет за собой очень много проблем, рисков как для пациента, так и для врача. Также я не беру на операции с острыми, обостренными хроническими заболеваниями, если есть проблемы с анализами мы либо «доназначаем» обследование, либо отказываем.

– Где та грань между коррекцией и вмешательством в свою естественную природу? С одной стороны, я тоже носила брекеты, и если следовать философии естественности, то зубы можно было не исправлять, а вот увеличивать грудь?
– Довольно сложный вопрос, потому что он вообще неправильный. Если мы будем говорить, что не надо вмешиваться в свою естественную природу, то тогда не надо вырезать аппендицит, лечить любые болезни, пить препараты от головной боли, не надо мясо жарить – нужно есть его сырым, а вмешиваться в естественную природу – тут вопрос не совсем правильно построен. Да, есть ситуации, когда действительно можно обойтись без операции, но если вы пролистаете фотографии на моей странице в инстаграм, то увидите, что этим пациенткам без операции было не обойтись. А по поводу увеличения груди есть огромная статистика, во-первых, женщины после увеличения груди меньше умирают от рака молочной железы, потому что чаще обследуются, а во-вторых, повышается процент рождаемости детей. За счет маммопластики повышается не только эстетический, но и морально-психологический фон.

– Если сравнивать пластическую хирургию в России и в других странах мира, мы сейчас на каком уровне находимся?
– Если сравнивать Россию с другими странами, мы находимся на передовом уровне, и это не только лично мое мнение, но мировых экспертов в том числе. В основном, наши пациенты – это женщины. В России и постсоветском пространстве наши женщины одни из самых красивых в мире! И дело не только в красоте, но и в том, что женщины в России тщательнее и гораздо щепетильнее женщин из других стран ухаживают за собой, отсюда и высокие критерии требования к себе. Поэтому нам приходится соответствовать этим требованиям. Единственная проблема, которая у нас есть – это научные работы, точнее их отсутствие, мы довольно мало занимаемся наукой. В данный момент я занимаюсь большой научной работой на тему «Гигантомастия» – это большие молочные железы и уменьшение их. Очень сложная операция, мало кто делает ее в России, да еще и с минимальным риском, без каких-либо осложнений.

– Это все закономерно подводит нас к вопросу о том, как красноярцам попасть к вам на операционный стол?
– В Красноярск меня пригласила клиника высокого уровня «Реновацио», буду прилетать из Москвы, примерно 1 раз в полтора месяца, чтобы оперировать, консультировать и наблюдать. Со мной будет работать мой опытный коллега, тоже врач – пластический хирург, он будет помогать мне оперировать, ассистировать и вести пациентов. Записаться можно уже сейчас на сайте, через профиль в инстаграм или по телефону.

Антон Анатольевич Орлов
www.anatomiyasilueta.com
@dr_antonorlov

Оставьте комментарий