Личности

СВЯЗЬ С КОСМОСОМ

Интервью: Елена Бальбурова Фото: Мария Мотовичева

Молодая актриса, воспитанница Кирилла Серебренникова, Александра Ревенко сыграла яркие роли в таких знаковых для русского кино картинах, как «Ученик» и «Движение вверх», сериалах «Звоните ДиКаприо!» и «Содержанки». Этой осенью мы увидим Александру в мистическом триллере «Побочный эффект», где ее героине предстоит открывать порталы в неизвестные миры.

— Александра, у вас обширная фильмография и фильмы очень заметные, можно сказать, знаковые для русского кино. Какой из ваших образов вам было интереснее всего воплощать?
— Каждая роль дорога мне по-своему, потому что каждый персонаж — насколько бы разными они ни были — это всегда я. Просто то, что есть во мне, проявляется в разных моих экранных героинях в большей или меньшей степени.

— Мне очень запомнился образ Полины в сериале «Звоните ДиКаприо!». Интересно, как вы сами относитесь к этой героине?
— Я очень полюбила Полину! Знаете, мне даже не всегда удавалось сразу выйти из образа после съемочного дня, и я так Полиной и приходила домой. Сама замечала, что начинала говорить какими-то ее фразами, и мой молодой человек говорил мне: «Саш, кажется, это сейчас говорит твоя героиня». В общем, мы с Полиной так сроднились, что жалко было расставаться. И когда я вспоминаю о сериале, становится по-хорошему грустно, что больше мы с ней никогда не встретимся.

— Вот интересно, чем именно она вас так увлекла? Ведь она, скажем так, девушка не самая интеллектуальная и крайне непосредственная.
— Да, она не интеллектуалка, но и не простушка. Есть в ней что-то особенное. Как мы шутили на площадке с Жорой Крыжовниковым, чтобы настроиться на этот персонаж, нужно поймать связь с космосом.

— В октябре на экраны выходит мистический триллер «Побочный эффект». Расскажите немного о вашей героине Маре?
— Моя героиня — проводник в иные миры, темные миры. Она умная, современная девушка, хотя порой ведет себя как настоящая ведьма. Она сама над собой шутит: «Думаете, я сейчас достану шар с молниями?» Но никаких шаров с молниями Мара не достает. Зато самоирония с ней всегда. Даже тогда, когда уже совсем не хочется смеяться.

— Саша, а в вашей жизни происходили какие-нибудь мистические события? Или, на ваш взгляд, все можно объяснить рационально, с научной точки зрения?
— Мне в жизни довелось повстречаться, как мне тогда казалось, с настоящей ведьмой.

— Правда? Расскажите!
— Это соседка по даче. Однажды бабушка повела меня к ней, когда меня ужасно покусали комары. Я помню, что у нее были темные карие глаза и очень длинные черные волосы, до колен! Эта женщина собирала травы, весь дом у нее был уставлен баночками с разными настоями, лечебными снадобьями. Она намазала меня каким-то своим средством, и на следующий день все прошло. Как по волшебству! Я думаю, что та женщина действительно знала чуть больше, чем мы. Знала что-то о других мирах.

— Сколько вам было лет тогда?
— Лет восемь, наверное. А вскоре после встречи с «ведьмой» я проснулась среди ночи и сказала маме: «Мама, меня закосмовали». Мы потом думали, что это может значить — «закосмовали»? Может быть, связано с космами, с чем-то запутанным, а может быть, и с космосом тоже.

— То есть, в вашей картине мира есть место эзотерике?
— Да. Хотя, конечно, все можно объяснить и с научной точки зрения.

— Но теряется поэзия, правда?
— Человек сам выбирает, чего он хочет — поэзию и мистику или рациональность.

— Какие триллеры нравятся вам самой как зрителю?
— Из последнего мне нравится «Хороший человек». Играют мои любимые артисты, сюжет очень увлекает и держит в напряжении. Вот «Рэтчед» мне оказалось тяжело смотреть. От него становится не по себе, такой там визуальный ряд и такие цвета. Все это сделано намеренно и оказывает на зрителя сильное психологическое давление. Я с ним не справляюсь.

— Ваш папа — известный психиатр, мама — психолог. Вас когда-нибудь интересовала психология? Может быть, это как-то повлияло на вашу работу над ролью Мары, например?
— Это далеко, если честно. Медицина — не потусторонние миры, поэтому никаких параллелей тут не провести. Мне хотелось бы самой выучиться на детского психолога, потому что я чувствую в себе силы и желание заниматься с детьми.

— В одном из интервью вы говорили, что не хотели бы быть актрисой «до старости», а хотели бы заняться чем-то еще. Это и есть возможный сценарий?
— Да, например, открыть детскую театральную школу или, может быть, кружок арт-терапии.

— У вас ведь еще нет своих детей? Интересно, откуда такое желание?
— Ой, у многих моих подруг уже есть дети! К тому же, у меня есть опыт — я проводила с детьми занятия по актерскому мастерству. Это очень интересно и сложно. Мне кажется, сложнее, чем вести уроки у взрослых. Потому что заинтересовать детей — это каждый раз настоящий вызов.

— 2020-й год — аномальный для всех и для каждого по-своему. Он что-то привнес, а чему-то помешал. Скажите, что этот год дал лично вам?
— За время самоизоляции у меня произошел важный процесс самоопределения, самоидентификации. Осознания своей жизни, как самого главного и ценного дара. Может быть, это произошло благодаря тому, что я столько времени провела наедине с собой и со своей семьей. Я всегда чувствовала, что моя жизнь — это главное, что у меня есть, но очень часто о простом забывается. Сейчас я стала больше прислушиваться к себе, и это помогает понять, насколько несущественны любые проблемы по сравнению с самым главным, что есть у каждого из нас.

— То есть, вам удалось почувствовать это на новом уровне?
Да, я смогла отделить себя от своей работы. Перестала ассоциировать себя с ней. Есть я, а есть моя профессия. Но без этой профессии я никуда не деваюсь. Жизнь от этого не обесценивается, ты не становишься менее значимой для самой себя. Мне это очень важно было осознать.

Оставьте комментарий