КУЛЬТУРАСАМОРАЗВИТИЕ

Запутанные «Вышивки». О чем новый комикс Маржан Сатрапи — автора «Персеполиса»?

Маржан Сатрапи. Вышивки. СПб.: «Бумкнига», 2020. Перевод Анны Зайцевой

На русском языке вышел один из самых ожидаемых и интересных комиксов этого года — «Вышивки» Маржан Сатрапи, в котором мы можем подслушать разговоры, сплетни и истории иранских женщин, обсуждаемые, когда мужчин нет рядом. Почему эта, на первый взгляд, простая и смешная книга может поймать читателя в несколько ловушек и как их можно избежать — обо всем этом для AKULA616 рассказывает литературный обозреватель Эльнар Гилязов.

Эльнар Гилязов

Маржан Сатрапи известна прежде всего своим графическим романом «Персеполис». Это автобиографическая книга, в которой рассказывается об одном из самых сложных периодов современной истории Ирана глазами девушки-подростка: Исламская революция, война, консервативный поворот. На этом фоне происходит взросление главной героини, в 14 лет она уезжает в австрийский лицей, знакомится с европейскими нравами, но как бы застревает между двумя мирами. После неудачной попытки вернуться на родину она окончательно переселяется во Францию. Для нас (европейских читателей) иранская художница выступает в роли «инсайдера»: она хорошо знакома с обычаями и повседневностью своей страны, но может рассказать об этом опыте с некоторого расстояния. Если добавить к этому очень личное повествование, то высветятся две главные черты, которые объединяют и «Персеполис», и «Вышивки».

Собственно, в «Вышивки» из «Персеполиса» переехали и некоторые персонажи, прежде всего из семьи Сатрапи. После обеда, когда мужчины идут спать, родственницы и знакомые главной героини собираются в тесном женском кругу за чашкой чая и рассказывают друг другу истории. Все они так или иначе касаются женской доли: кто-то говорит о своем неудачном браке, кто-то — о сексуальности и романтичности европейских мужчин, а кто-то — об удачных и не очень пластических операциях. Все это, конечно же, приправлено добродушным, но очень тонким юмором, рождающимся только в общении тех людей, которые долго друг друга знают.

И здесь читателя подстерегает первая ловушка. Позиционирование книги, да и некоторые рецензенты, говорят нам о том, что с помощью комикса «Вышивки» мы сможем заглянуть в замочную скважину, подсмотреть, чем же заняты женщины в такой закрытой стране, как Иран. Но сенсации не случается — с некоторыми поправками подобная история может быть рассказана в любой точке мира, и темы нам тоже очень знакомы. Просто Сатрапи укладывает в понятную форму свои наблюдения и опыт, делает их доступными для сопереживания, а не настаивает на их исключительности и уникальности, что автоматически возводило бы стену между текстом и тем, кто его воспринимает.

Вторая ловушка заключается в том, что мы привыкли видеть Ближний Восток патриархальным, традиционалистским и деспотичным. Но разоблачения всего этого тоже не случается. Конечно, в комиксе есть очень сложные истории, например, о том, как девушку выдали замуж в 13 лет за человека намного старше ее. Но все это снимается юмором и достаточно ироничным отношением самих героинь к своим рассказам. Юный ориенталист ждал историй об угнетении и «их нравах», но не ожидал увидеть того, как сами иранские женщины относятся к своему опыту.

Третья ловушка связана с нашими представлениями о том, каково положение женщин в Иране. Да, в книге обсуждается культ девственности и то, насколько он важен. Как и многие другие вопросы, непосредственно касающиеся девушек: брак и возможность из него выйти, секс и женская сексуальность, своеволие или подчинение мужу. Но сложно сказать, что героини кодируют все это в терминах женского угнетения, для них это скорее сложная констелляция между отношением к Западу, историей своей страны и традицией.

Европа в комиксе изображается как место свободы, но в то же время там нет таких понятных правил и людей, как на родине. История своей страны тоже воспринимается двояко: остановленная модернизация и консервативный поворот — это зло или благо? Стоит идти по западному пути или же по своему — особенному? Религия и традиция — мы возвращаемся к тому, как жили наши предки, или же наблюдаем изобретение новых традиций? Без понимания всех этих сложных вопросов наше восприятие подобных текстов рискует скатиться к одному из клише.

Сатрапи рисует для нас сложный образ себя, своей семьи и своей родины. То, что она живет между двумя мирами, позволяет ей занять дистанцию, иногда критическую, иногда ироническую, но всегда очень рефлексивную и личную. Что очень важно в нашем мире идеологических и стереотипных взглядов.

Оставьте комментарий