СТИЛЬ ЖИЗНИ

Спартанское воспитание: немного о детском счастливом будущем

Народную гуманность взбудоражил фрагмент из камеры наблюдения в лифте, где женщина применила к внучке физическое насилие. Смотреть на это невозможно, как и на все видео такой направленности. Они отрезвляют и заставляют задуматься, каждый раз.

В социальных сетях репостили и писали «О, ужас!». Гражданский долг, как будто бы и выполнен, не вставая с дивана.

Осуждение «того с видео» репостом, уже принято считать за настоящее наказание, а вздохи, вымещенные буквами в телефонной клавиатуре, считаются за помощь. Суд на дистанционке, удобно. Но ведь у каждого из нас есть скелеты в шкафу, которые многое могут и про нас поведать присяжным заседателям. Но об этом вспоминать не охота, а начинать с себя всегда лень. 

И тут на сцену выходит Чацкий, — «А судьи кто?». И мы все опускаем глаза.

Сколько раз мы пропускали мимо глаз матерей, которые угрожают своим детям страшилками, чужими дядями и углом? Сколько оскорбительных слов учителей в адрес детей, вы воспринимали, как простое замечание? Сколько раз мы видели, как слабых не берут в игру, и просто уходили по своим делам? Сколько раз мы были безучастны в ситуациях, когда действительно могли помочь, по-настоящему? Это не от бессердечности, нет. Мы просто не привыкли к поддержке друг от друга, мы стесняется быть собой, мы просто забыли.

Что не убивает, то делает нас сильнее? И коллективное «Да!» всех трехсот спартанцев.

В Спарте культивировали насилие, как единственный верный инструмент воспитания человека, и это работало потому, что так воспитывали войско. Воин, готовый убивать, в современном обществе не самая востребованная модель человека. А воспитательные отголоски в родителях все же остались — заставить слушаться детей через страх.

И что же получается? Мы хотим воспитать пластичного к современным реалиям поколение, а используем спартанские методы воспитания. 

О физическом насилии говорить нечего, и мнений здесь быть не может. Нет и все. Точка.

Но насилие же бывает и не только физическое. Да-да правильно, моральное. Но и моральное, это не только оскорбление, это, в первую очередь, — лишение воли ребенка, любви.

В современном обществе, инструменты воздействия с хлыстом уже давно сменились инструментами всестороннего развития и контроля.

Бассейн? Надо.
Английский? Надо.
Рисование? Надо.
Музыка? Надо.
Карате? Надо.
Разобраться самому с недругами? Надо.
Сообразить, как не упасть лицом перед классом, после непедагогичных замечаний учителя? Надо.
Сделать уроки по всем фронтам и позаниматься с репетитором? Естественно.

Планшет только два часа в день и по часу обязательно чтение вслух.

Хотеть для своего ребенка выдающегося будущего — это нормально. Мы хотим вместить в воспитание навыки обучения всему и сразу, ведь что пригодится через 20 лет неизвестно, а сейчас по возможности закручивают все гайки на маленьком плоту.

А если ребенок затевает разговор об усталости, что делают родители? Правильно, закатывют глаза и говорят только о том, как тяжело им самим.

И вот только момент, недавнего дистанционного всего на свете, позволил нам всем притормозить и оглянуться. Постоянное нахождение рядом, быт, и как следствие эмоциональное выгорание, которое, по сути, просто выход из зоны комфорта на максималках, но мы нашли в себе ресурс и стали внимательней друг к другу.

И что оказалось? Что дети в свободном полете оказывается тоже чего-то хотят и умеют. Кто-то начал рисовать, кто-то выращивать сад на подоконнике, кто-то вдруг читает сам свои книги. Скучать потихонечку начинаешь только по тем занятиям, что действительно любимы. И как оказалось, не все гайки нужны для дальнего плавания.

Воспитание детей — дело очень тонкое и индивидуальное. Но есть такие ингредиенты, что по вкусу всем — понимание, любовь родителей и всегда теплая домашняя еда. Да, так не воспитывают воинов, но быть может, именно так, удастся воспитать счастливых людей.

Оставьте комментарий